Ричард ван Вагенинген: «В России личные отношения находятся на более высоком уровне, чем в Голландии»

«Я не Голландия, я Ричард»


Читать на французском

Генеральный директор Orange Business Services в России и СНГ Ричард ван Вагенинген родился в голландском Гронингене и живёт в Москве уже больше 10 лет. Мы поговорили с ним о жизни в России, о русской грязи и голландской капусте.

На правах рекламы

Richard van Wageningen et son 4X4. Crédits : archives personnels
Ричард ван Вагенинген и его 4X4. Источник: личный архив

Le Courrier de Russie : Когда вы впервые оказались в России?

Ричард ван Вагенинген: В 1992 году. Один из моих друзей тогда учился по обмену в экономическом университете им. Плеханова в Москве, он и пригласил меня в гости. Я прилетел сюда на Новый Год, на две недели. Я тогда сам был студентом, и меня интересовало буквально всё. Помню первый паспортный контроль в Шереметьево: всё прошло без слов и без эмоций. Помню такси, на котором мы с другом добирались до города – «Аэроэкспресса» тогда ещё не было. У машины такси кто-то украл «дворники», водитель ехал с открытым окном и на ходу протирал лобовое стекло рукой. Мы жили в общежитии плехановского института, вместе с русскими. На тот момент Россия ещё только открывалась миру, мы ничего про нее не знали, но  нам очень хотелось узнать, какие животные там водятся, какая средняя зарплата, сколько комнат в квартирах, что едят русские…

Уже через год в 93-м я снова приехал в Москву писать дипломную работу – тогда был популярный текстовый редактор «Лексикон», я работал у них. Потом я вернулся в Голландию и ещё через год в 94-м я опять оказался в Москве, когда получал второе образование в области экономики, работал в МГТС и филиале AT&T. Потом я получил работу в Саудовской Аравии. 11 сентября 2005 года я вернулся работать в Россию и до сих пор здесь.

LCDR: Как ваше окружение восприняло новость о переезде в Россию?

Ричард ван Вагенинген: В 94-м мои родители сами приезжали сюда, я показывал им Москву. У них простая позиция – гораздо лучше, когда их сын доволен Россией, чем недоволен Голландией. Мне тут нравится! Это, наверное, самое главное.

LCDR: Что вы знали о России до того, как оказались здесь?

Ричард ван Вагенинген: Кое-что я знал из школьных уроков истории: про колхозы, совхозы, про президентов… Ещё до революции в России был известный государственный деятель голландского происхождения, председатель совета министров Сергей Витте. Русский алфавит мне сначала казался очень сложным. Но когда я приехал во второй раз в Москву, я уже знал азбуку. Такие слова как «Аптека» было легко прочитать, «Ресторан», уже труднее! В 90-е я нашёл очень хорошего учителя, он пообещал обучить меня серьёзному русскому, но, к несчастью, умер. Потом я купил себе учебники, сидел перед телевизором… Так и выучил язык «на слух». Самое главное – чтобы было желание. Дома я теперь говорю по-русски.

«В России всё есть»

LCDR: Насколько сейчас изменились ваши впечатления о стране?

Ричард ван Вагенинген: Естественно, сейчас я ко всему отношусь по-другому. Сначала я был студентом и по-русски не говорил. Сейчас я не студент, уже говорю по-русски и тут всё изменилось. Не могу сказать, что тогда было лучше или хуже. Сейчас русские живут везде в мире, и в России много иностранцев… Тогда из наших друзей за границей никто не был, а сейчас Россия – глобальная страна. Ещё в 90-е все иностранцы, которые приезжали в Москву, замечали, что русский человек не умеет улыбаться. Сейчас люди всё-таки стали улыбаться, я вижу большую разницу.

LCDR: Что вы рассказываете иностранным друзьям о жизни в России?

Ричард ван Вагенинген: Если я не хочу, чтобы они сюда приезжали, я говорю им про медведей и пересказываю другие расхожие стереотипы! А если серьёзно, когда иностранцы меня спрашивают о том, что есть в России – я отвечаю: здесь всё есть, и больше, чем во многих городах Голландии!

LCDR: В каких уголках России Вам удалось побывать?

Ричард ван Вагенинген: Я много путешествовал по стране, поскольку офисы Orange есть во всех крупных городах от Калининграда до Владивостока. Несколько раз был на Дальнем Востоке и в Сибири, видел Байкал… Стоит уехать за 200 км от Москвы –  и ты там найдешь совсем другой мир, деревни, где нет газа и воды. Такое ощущение, что там ничего не менялось за последние 20 лет. Одновременно с этим в России есть инновации и Сколково… Страна контрастов!

 «Обожаю русскую грязь!»

LCDR: Где вам нравится отдыхать?

Ричард ван Вагенинген: Зависит от настроения. Когда я работаю, мне нравится сидеть в кабинете гендиректора и подписывать большие контракты. Я очень люблю гаджеты и инновации, но мне очень нравится сидеть в кресле и читать книги. Моё хобби – езда на внедорожнике. По выходным я сажусь в джип и еду на дачу, за 150 километров от Москвы. Там нет интернета и 3G, только спутниковая связь Orange работает. Это не дачный посёлок, а деревушка в 15 домов, где все знают друг друга, и последние 30 километров дороги – глина и непроходимая грязь. Поэтому там нет хулиганов. Обожаю русскую грязь! Пытаться ехать там, где очень сложно – в этом есть доля преодоления, мне это нравится. Я купил уже больше 100 соток земли, выращиваю картошку, помидоры, огурцы, баклажаны… Голландская капуста, кстати, здесь отлично прижилась. Она очень вкусная после первого мороза.

LCDR: Что вы скажете о русской кухне? 

Ричард ван Вагенинген: Обожаю домашние пельмени со сметаной. Вообще голландская и русская кухня похожи, ваши типично русские блины очень похожи на наши типично голландские, только в России больше супов и салатов, чем у нас.

LCDR: А что не нравится в России?

Ричард ван Вагенинген: Пробки. Недавно у нас было официальное открытие офиса в Москва-Сити, и потом все приглашённые директора на машине поехали на Красную площадь. На метро было бы быстрее, но они были уставшие, и решили ехать на машине. В итоге до Тверской мы ехали больше часа, хотя это совсем недалеко. В России мы сами создаём пробки своими действиями. В Англии, например, если выезжаешь на перекрёсток, тебе выпишут очень большой штраф. Нужно думать друг о друге, тогда все будут ехать быстрее. Хотя лет 7-8 назад было хуже. Сейчас люди стали ездить более культурно, поведение на дороге меняется.

LCDR: Как текущая экономическая ситуация в России влияет на бизнес Вашей компании?

Ричард ван Вагенинген: Как  я только что сказал, недавно Orange Business Services открыл новый головной офис в квартале Москва-Сити, в башне «Меркурий Сити Тауэр»: это помещение мы смогли получить только благодаря кризису. В Хабаровске и Нижнем Новгороде мы также открыли новые офисы. В 17 городах мы проложили дополнительную оптическую сеть. Всё это не получилось бы до кризиса. Поэтому когда кризис закончится, мы выйдем из него ещё более сильными.

LCDR: С какими сложностями сталкиваются Ваши клиенты?

Ричард ван Вагенинген: Сложности зависят от отрасли. Все видят, что продажи уменьшаются, а расходы увеличиваются, особенно если расходы в валюте. Недавно во Владивостоке я ужинал с генеральными директорами четырёх компаний, и решил спросить их про кризис. «Какой кризис?» – ответили они. В Челябинске два наших клиента жалуются, что ёмкости их производств недостаточно, чтобы удовлетворить существующий спрос. Продукция одной из этих компаний уже экспортируется в Европу. Поэтому когда кризис закончится, она уже будет иметь хорошие позиции на европейском рынке. Каждая компания ищет новые возможности для развития, для этого сейчас хорошее время.

«Я не Голландия, я Ричард»

LCDR: Сложно ли вам управлять преимущественно русским коллективом?

Ричард ван Вагенинген: Я думаю, что для неэмоционального человека это было бы сложно. Но если ты искренний, любишь коллектив и страну, где ты работаешь, сложностей не возникнет. Каждый год мы спрашиваем сотрудников Orange Business Services, насколько они довольны работой и верят ли они в компанию. В России наш офис по этим показателям на 4-м месте в мире среди 166 стран. Выше только Китай, Бразилия и Индия.

Я не считаю, что русский человек – это что-то страшное, и я никогда не чувствовал, чтобы здесь ко мне относились плохо, потому что я не русский. Я этого не чувствовал ни до обострения политической обстановки, ни теперь. Потому что люди не такие уж глупые и понимают, что есть политика, а есть человек. Я ведь не Голландия, я Ричард.

В России личные отношения на мой взгляд на более высоком уровне, чем в Голландии. В Голландии, например, ужин в 6 часов вечера. Если в 18.15 в дверь позвонил бы мой друг, ему сказали бы: «Ричард сейчас ужинает, приходи через полчаса». В России нельзя себе представить такое: здесь всегда добавят стул для гостя, поделятся едой… Больше спонтанности во всём, больше эмоций. Очень важно доверие. Человеческий фактор играет большую роль и внутри компании, и в общении с клиентами.

LCDR: Какой совет вы дали бы иностранному коллеге, который собирается работать в России?

Ричард ван Вагенинген: Во-первых, мотивацией не должны быть деньги. К хорошей зарплате привыкаешь очень быстро, поэтому мотивация должна быть профессиональная. Во-вторых, я рекомендую интересоваться страной, хотя бы алфавит выучить. Это сделает жизнь проще и интереснее. И конечно надо забыть всё, что знал о стране до этого и быть открытым.